09.07.2015 | Верховный Суд разъяснил порядок применения норм ГК РФ в новой редакции

Масштабные изменения части первой Гражданского Кодекса РФ, внесенные законодателем в 2013-2014 годах, требовали подробных разъяснений для целей их практического применения. Именно поэтому столь значимо появление Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ».

Указанное Постановление Пленума ВС РФ содержит разъяснения по широкому спектру вопросов. Однако наиболее интересны разъяснения по тем положениям первой части ГК РФ, которые противоречиво применялись различными судами. Рассмотрим некоторые из них.

Так, в пункте 14 Постановления указывается, что в случае заявления требования о возмещении убытков расчет упущенной выгоды, представленный истцом, «…как правило, является приблизительным», и «это обстоятельство само по себе не может служить основанием для отказа в иске». Учитывая частоту встречающихся в судебной практике случаев отказа в удовлетворении требований о возмещении неполученных доходов на основании «вероятностного» характера их расчета, разъяснения Пленума ВС РФ по данному вопросу действительно имеют важное значение и помогут обернуть практику в пользу истцов.

Изменения, внесенные в ГК в 2013 году, коснулись также вопроса о порядке признания сделки недействительной. Теперь сделка, нарушающая требования закона, по общему правилу является оспоримой, а не ничтожной. Иными словами, сделка является действительной, пока одна из сторон не оспорит ее в судебном порядке. Представляется, что положения п. 74 Постановления были направлены на внесение некой определенности по данному вопросу. Так, согласно разъяснениям Пленума ВС РФ, договор, условия которого противоречат существу законодательного регулирования соответствующего вида обязательства, может быть квалифицирован как ничтожный полностью или в соответствующей части, даже если в законе не содержится прямого указания на его ничтожность. К сожалению, нам представляется, что цель данного разъяснения не была достигнута, так как формулировка «противоречит существу законодательного регулирования», как и любая другая оценочная категория, не вносит существенной определенности по вопросу о порядке признания сделки ничтожной.

Интересно также положение пункта 86 Постановления, касающееся вопроса применения п. 1 ст. 170 ГК РФ. Указанным пунктом поясняется, что формальное исполнение сделки само по себе не является препятствием для признания такой сделки мнимой в соответствии с данной статьей. К примеру, для выведения активов продавца из-под обращения взыскания по его долгам стороны могут заключить договор купли-продажи здания, подготовить все необходимые документы, осуществить передачу здания по акту приема-передачи, но реальная передача имущества не будет осуществлена. Так, «продавец» будет и далее пользоваться зданием как своим собственным, то есть владеть, пользоваться и распоряжаться им по своему усмотрению. Таким образом, намерение сторон исполнить сделку и намерение создать правовые последствия не являются идентичными понятиями, и «формальное» исполнение сделки само по себе не является причиной для отказа в признании сделки мнимой, а, следовательно, и ничтожной.

Важным представляется и положение пункта 87 Постановления. В данном пункте приводится разъяснение положений п. 2 ст. 170 ГК РФ о притворных сделках. Указанное положение значимо, в том числе, для преодоления проблемы, так называемой, «корпоративной вуали». Так, в Постановлении указывается, что п. 2 ст. 170 ГК РФ должен применяться и тогда, когда субъектный состав притворной и прикрываемой сделок различаются. Однако судебной практике известны случаи, когда суды отказывали в удовлетворении иска о признании сделки притворной, так как она не совпадала по субъектному составу с предполагаемой прикрываемой сделкой. В связи с этим, позиция, выраженная в Постановлении Пленума ВС РФ, вносит определенность по указанной проблеме и представляется наиболее верной. Иное же рассмотрение указанной нормы действительно является не вполне корректным, учитывая, что притворная сделка зачастую совершается иными лицами, нежели прикрываемая.

Постановлением Пленума ВС РФ от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса РФ» охватываются также иные, не менее важные для правоприменительной практики, вопросы. В целом, следует отметить, что в связи с большим массивом изменений, внесенных в ГК РФ в последние годы, значимость разъяснений, изложенных в указанном Постановлении, неоспорима.

Наши специалисты всегда следят за изменениями законодательства, учитывают разъяснения высших судов по проблемным аспектам российского законодательства и готовы дать профессиональную консультацию по любому вопросу частного права.


Комментарий подготовлен младшим юристом юридической фирмы "По праву" Ани Казарян

Юридическая фирма "По праву" предоставляет профессиональные услуги в области коммерческой практики.

Телефон для связи - 425-33-86.

<< Вернуться к списку

Смотрите также: